Лирический опус о браславской брусчатке

Браслав готовится к юбилею, дату которого пересекли немногие города Беларуси. Исторический путь красноречив: фарпост одного из самых древних государственных образований на славянских землях, статус центра повета, а в дальнейшем утрата стратегической роли в пользу соседских поселений – магдебургского места Друя, а позже – заштатного губернского города – Видз.

Город сохранил мало материальных памятников былого величия. В основном то, перед чем бессилен человек – природа. Основной возвышенности Браславской гряды суждено было стать городищем, ныне – одним из самых именитых: Замковая гора самое большое замчище после Новогрудского. Озеро Дривяты, оставившее след в летописях и путевых заметках западных визитёров, претерпев попытки трансформации, все также глубоко, всё также примечательно и известно в стране. Пожалуй, это все. Будучи порубежной крепостью Браслав встречал врагов, это означает, что через него был проложен путь, который вёл вглубь Полоцкого княжества. Каким был этот путь, какова была дорога, выражаясь уже устоявшейся фразой, к «колыбели белорусской государственности»? Неизвестно.

И все-таки, Браслав сохранил старый шлях, узкую тропу, которая пролегла на узком перешейке между озером и холмами. Брукованые дороги появились в местечке в 1926 году, значительно позже, чем шлях. Будучи масштабными и достаточно широкими в своё время, с приходом новых технологий и расширения зоны человеческого комфорта, они были обречены на исчезновение. По счастливой случайности и по вышеуказанным причинам в народе называемая «каменка» сохранилась. Отвод береговой линии, появление нового шоссе обусловили невостребованность брусчатки, с этим и её спасение. Настолько большими по протяженности с браславской брусчаткой в районе теперь может посоперничать лишь каменный шлях в д. Друйск. В городе осталось очень мало свидетелей старины, которые помнят и шум деревянных подвод и шаги местных жителей. Разве что высокие фундаменты некоторых домов на старых улицах, да участки брусчаток во дворах и на периферийных улицах. Еще не так давно окрестности дороги были высоко оценены виленским профессором Юлиушем Клосом, который является архитектором колонии для чиновник, возведенной в 1924-26 гг. От дома браславского старосты две каскадные лестницы вели к брусчатке, а через нее – к пристаням на озере Дривяты. Этим шляхом пользовались и первые туристы Браславщины в конце 1920-х гг., приезжающие из западных и центральных регионов Польши. Почему бы современным заграничным гостям не предложить такой же путь? По этому шляху на Лысую гору шли активные браславчане, любители лыж и плэнерного спорта, участники регат.

Вместо вывода хочется воспользоваться выражением «далекая перспектива», но не в будущем. Парадоксально, но нужная нам в современности перспектива была обнаружена в прошлом, относительно динамики развития человечества, далёком. Теперь важно умело воспользоваться приобретенным опытом.